Взрослые дети: поколение кидалтов

17 ноября 2010 - Анна
В нулевых в Европе и Америке успело сформироваться целое поколение так называемых кидалтов (от английских kid«ребенок» и adult «взрослый») — людей, желающих остаться в детстве до старости. Они не готовы брать на себя ответственность, обзаводиться семьей, детьми, работать на полную катушку, да и вообще не готовы трудиться в принципе.Недавно Францию лихорадило от бунтов, спровоцированных идеей Саркози увеличить пенсионный возраст граждан до 62 лет. Одновременно в России возникла идея: платить алименты детям до достижения 23-летнего возраста, если те получают очно высшее образование. Стремление сделать жизнь подрастающего поколения максимально комфортной обернулось тем, что сегодня возникла целая социальная прослойка «невзрослеющих детей».

В нулевых в Европе и Америке успело сформироваться целое поколение так называемых кидалтов (от английских kid — «ребенок» и adult — «взрослый») — людей, желающих остаться в детстве до старости. Они не готовы брать на себя ответственность, обзаводиться семьей, детьми, работать на полную катушку, да и вообще не готовы трудиться в принципе.

Рассчитывать на светлое пенсионное будущее в компании таких недорослей обществу не приходится, а потому правительства европейских стран уже сейчас пытаются залатать грядущие финансовые дыры. И хотя социологи хорошо изучили феномен кидалтов, что с ними делать и как направить их детскую энергию во взрослое русло, пока не очень понятно.

Благие намерения

Страны Европы, пройдя сквозь огонь двух мировых войн, упорно стремились сделать жизнь послевоенных поколений максимально комфортной и сытой. «Понятно, что никакое правительство не будет стремиться инфантилизировать своих граждан, — рассуждает по этому поводу профессор кафедры общей социологии факультета социологии ГУ — Высшей школы экономики Елена Ярская-Смирнова. — Речь идет о социальном благополучии человека и общества в целом в условиях растущей неопределенности. Цель — снижение рисков и хоть какая-то гарантия защиты, а следовательно — стабильности».

Социальная сверхзащищенность молодых европейцев (про Скандинавию с ее баснословными пособиями по безработице слагают мифы и легенды) в совокупности с бумом информационных технологий и триумфом общества потребления выдала неожиданный побочный эффект. «Взрослые дети», «синдром Питера Пэна», «кидалты» — это все о поколении молодых людей, которые не намерены взрослеть. Более того, они выставляют свою инфантильность напоказ, возводят ее в культ. Кидалтов хватает не только среди 20-летних, но и среди тех, кому за 30 и 40. Мультфильмы, комиксы, детские книжки, подростковая одежда вроде толстовок со Спайдерменом, катание на роликах, коллекционирование мягких игрушек. Все то, что было смыслом жизни для тинейджеров, вдруг стало модным среди обладателей дипломов о высшем образовании. Американский ученый Эндрю Калькутт еще в 1998 году поднял проблему инфантильных взрослых, но говорил в основном о состоявшихся представителях миддл-класса, которым вдруг захотелось поиграть в Питера Пэна. Однако сегодня кидалты совсем другие — им не нужны семья, дети, карьера, символы социального успеха. И вообще непонятно, что им нужно.

Люди, которые играют в игры

В последние годы социологи выявили интересную тенденцию. В мире стало больше людей, которые, отучившись в университете, возвращаются жить домой к папе с мамой. Таких «недовзрослых», которые, попробовав жить самостоятельно, отказались взрослеть, прозвали детьми-бумерангами. Если в 1950 году их число не превышало 25 процентов в поколенческом срезе, то в 2001-м этот показатель составил аж 46 процентов. В Японии, например, 70 процентов одиноких работающих женщин в возрасте 30—35 лет живут с родителями. В США 38 процентов 20—34-летних также остаются в отчем доме. А это порядка 18 миллионов человек. Причем этот феноменальный рост не связан со стесненными жизненными обстоятельствами, когда элементарно не хватает денег на арендную плату. Наоборот, один из пиков этой тенденции пришелся как раз на недавние «сытые» годы.

«В первую очередь речь идет о тех, кому финансы позволяют не задумываться о хлебе насущном, у кого нет нужды брать на себя ответственность за свои поступки, для кого работает индустрия развлечений, кто находит модели для подражания в гламурных журналах, пропагандирующих безделье и шикарный образ жизни, стремящихся во что бы то ни стало утвердить себя в противовес лохам, — говорит Елена Ярская-Смирнова. — Такие идеалы, как зрелость, ответственность, преданность, противоречат современной культуре непостоянства, неопределенности, дистанцированности от других. Постепенное вымывание ориентиров взрослой идентичности разочаровывает молодых в их стремлении перейти на следующую жизненную ступень. Причиной тому считаются высокие стрессовые нагрузки, монотонность и жесткий ритм офисной работы, которые, с одной стороны, отрывают мужчин и женщин от семьи, а с другой — приобщают к миру высоких технологий и виртуальной реальности. Уход в детство в этом случае можно объяснить как механизм защиты от стрессов».

Встречаются и такие, которые могут себе позволить снимать квартиру, но предпочтут сомнительный комфорт своей детской, а на сэкономленные деньги купят машину последней модели или сумочку за 3000 долларов. Как правило, деньги у таких кидалтов уходят исключительно в потребление — брендовые шмотки, дорогие аксессуары, игрушки, поездки на модные курорты, походы в кино и клубы, продвинутые гаджеты с обязательным выходом в Интернет. Инвестиции в серьезную недвижимость, в образование, в саморазвитие, банковские накопления — это все не про них. Короче, представьте себе, если 12-летнему юнцу вы выдадите карманные деньги в пределах вашей средней заработной платы, и вы получите «потребительскую корзину» хронического кидалта. При этом не обязательно он будет выглядеть как детина, одетый в футболку с подростковым принтом и держащий в одной руке модный гаджет, а в другой — винилового уродца. За деловым костюмом может скрываться такая же инфантильность. Речь идет не о субкультуре, а об образе жизни целого поколения, пришедшего на смену яппи. Те последовательно выстраивали свой жизненный график с определенными ценностями — карьера, семья, дом, автомобиль и прочие блага среднего класса. Кидалты предпочитают жизни в системе координат социальную и профессиональную энтропию.

Что наша жизнь?..

Пока наибольшую выгоду из стремления взрослых вернуться в детство научилась извлекать индустрия «впаривания». «Маркетологи сразу же открыли достаточно обширный сегмент такой аудитории в обществе потребления, — говорит Елена Ярская-Смирнова, — появились новые молодежные индустрии, эксплуатирующие страх старения, вселяющие надежду на вечную молодость тела и духа. Кстати, популярные ныне социальные сети типа «Одноклассников» раскручиваются за счет того, что возбуждают у пользователей сентиментальную озабоченность по поводу ушедших школьных дней».

Возможно, кидалты могли бы стать двигателем торговли, однако этому помешал кризис. С его началом число кидалтов в Европе начало расти в геометрической прогрессии. Так, британский социолог Сэмьюэл Стэнли отмечает, что в одной только Великобритании число молодых людей, живущих с родителями, за время рецессии увеличилось с 500 тысяч до 1,6 миллиона. «Это официальное число молодых людей, отказывающихся от аренды квартиры и живущих с родителями, — объясняет он. — Естественно, они не спешат заводить семьи и искать постоянную работу».

Безработица среди молодежи в Западной Европе — тема больная. А сегодня, когда та же Франция увеличила пенсионный возраст, чтобы хоть как-то компенсировать нехватку денежных вливаний за счет работающей молодежи, — и вовсе животрепещущая. В февральском отчете Eurostat сообщается, что безработица среди молодежи по всей Европе составляет 20,6 процента. Лет 20—30 назад, когда молодежью считались родители нынешних 20-летних, эта цифра была в два раза меньше. Оно и понятно — в кризис рабочих мест больше не становится. Однако, как отмечают аналитики, проблема возникла не сегодня. Инфантильные взрослые, которые подобно детям четких графиков не признают, не готовы вкалывать от звонка до звонка. Они готовы играть, тусоваться и даже учиться, но только когда все это происходит по их желанию. Их стихия — фриланс, случайные подработки и понимание того, что родители или государство их поддержат. Поэтому правительства европейских стран не первый год ломают голову, как заинтересовать молодежь в поисках постоянной работы. Получается не всегда.

Так, в марте 2006 года французский парламент подписал закон о равенстве шансов. С одной стороны, закон обязывал все компании ежегодно принимать на работу определенное число сотрудников младше 25 лет пропорционально размеру штата. С другой — этот же закон позволял работодателю по условиям «договора первого найма» уволить сотрудника до 26 лет без предварительного уведомления. Предполагалось, что нововведение заставит молодых людей быть более активными как в поисках работы, так и во время профессиональной деятельности, чтобы зарекомендовать себя ответственными и нужными сотрудниками. Студенты и выпускники вузов потребовали отменить закон, поскольку он развязывал руки работодателю, который благодаря текучке кадров мог бы экономить на всех необходимых выплатах при увольнении. В результате шумных демонстраций им удалось добиться своего, и закон был пересмотрен. Проблема, увы, осталась. В Германии ее пытаются решить, ограничивая социальные пособия и таким образом мотивируя молодежь на активную деятельность.

В США к решению проблемы подошли по-американски — решили выманивать кидалтов из их Neverland, предложив Большую Мечту. В отличие от яппи, привыкших быть винтиками в большом корпоративном механизме, кидалты подчеркивают свой индивидуализм. Они способны выдавать оригинальные идеи, которые впоследствии могут стать базой для новых видов бизнеса. Они не стесняются мечтать, и, как всех детей, их не сдерживают жесткие рамки условностей. Между прочим, создателей сервиса YouTube Джаведа Карима и Стива Чена или «папу» социальной сети Facebook Марка Цукерберга можно смело отнести к классическим кидалтам. Вдохновлять тинейджеров такими яркими примерами предложил известный американский рэпер Фаррелл Уильямс. При его поддержке был создан сайт kidult.com, где успешные «взрослые дети» делятся опытом со своими последователями. «Эти дети хотят быть лидерами, хотят править миром и не хотят размениваться по мелочам, — говорит Уильямс, — они сконцентрированы, активны и амбициозны». Летом этого года в Нью-Йорке состоялся первый конгресс кидалтов, целью которого стало объединить молодых людей с неактивной жизненной позицией и хоть как-то растормошить их. Вот только проект куда больше заинтересовал подростков и студентов, которые в силу возраста скорее могут считаться повзрослевшими детьми, чем инфантильными взрослыми. Практически это уже следующее поколение, которое готово действовать и созидать, а главное - не просто придумывать, но пахать для того, чтобы воплотить в жизнь свои мечты. Так, например, пахали и родители нынешних кидалтов, желая своим детям более простой и комфортной жизни. Возможно, тот потенциал, который несут в себе взрослые дети, мог бы начать новый виток прогресса, но, как говорится, влом. Так что социальным службам пока приходится ждать, когда подрастет новое поколение деятельных людей, и придумывать новые схемы, в которых найдется место для обаятельных лоботрясов, привыкших к хаотичному потреблению.

Со всех сторон

Андрей Севастьянов, системный администратор:
— Можете называть меня как угодно, но слово «кидалт» для меня обидным не будет. Скажите, чем я плох? Образование получил, работаю по специальности. Да, может, я живу с родителями, но на свои деньги, которых мне хватает и на еду, и на развлечения. Если я хочу купить себе новые колонки или клавиатуру, я их покупаю. А кроликом с батарейкой, который ломится за кредитом на машину или квартиру, я быть не хочу.

Если под взрослыми интересами вы подразумеваете офисную гонку, то я — пас. Лишним человеком или паразитом я себя не считаю. Все-таки я профессионал. Меня взяли на работу даже после того, как я пришел на собеседование в кофте с губкой Бобом. Не очень понимаю, почему я должен надрываться лишь потому, что в этом заинтересовано государство. Лично мне оно особо не помогало. С родителями свои счеты. Они, конечно, хотят внуков. Может быть, я когда-нибудь для этого созрею, но пока меня все устраивает.

Александр Анатольевич, ведущий программ MTV:
— Прекрасен человек, который способен сохранять детскую непосредственность, оставаться молодым и беспечным. Если ты ходишь в кедах и джинсах, несмотря на зрелый возраст, и в сорок лет умеешь развлекаться еще лучше, чем в 15 и 20, зажигательно и плодотворно для себя и для других, это одно. Умение развлекаться так же важно, как умение работать. И ошибочно полагать, что отрываться могут только люди без забот. Если же говорить об иждивенце, который под прикрытием «позитивчика» ничего не делает, это нехорошо. Люди должны работать, иначе они вступают в фазу быстрого обратного развития и получается в самом плохом смысле взрослый ребенок, с которым реальные взрослые не знают, что делать. Вся эта работа на дому с ноутбуком пару раз в неделю мало похожа на настоящую деятельность. Работа — это что-то организованное и выстроенное, по времени в том числе.

Вита Мач, Анастасия Резниченко,
«Итоги»

Похожие статьи:

ТворчествоМанящий кот

Лазарев С.Н.О дате 08.08.2008

СоциумСоздана инвалидная коляска, управляемая мыслью

ОбществоВрачи скорой требовали деньги за реанимацию

СоциумМы и наши дети

Теги:
Рейтинг: 0 Голосов: 0 8271 просмотр
Комментарии Сайта (3)
Комментарии Вконтакте

← Назад