Человек будущего. Воспитание родителей. Часть 3

27 декабря 2009 - IndyGo
Лазарев С.Н. Человек будущего
ВОСПИТАНИЕ РОДИТЕЛЕЙ. ЧАСТЬ 3

Человек будущего. Воспитание родителей. Часть 3


Когда я писал книги, особенно в начале, мне нужно было переработать огромное количество информации, попытаться связать воедино все события. Перегрузка сознания при этом, естественно, возникала, и, чтобы напомнить мне, что духовность вторична, после написания каждой книги у меня происходили смертельные ситуации или крупные неприятности. Прикосновение к смерти позволяло лучше настроиться на вечное и отрешиться от сиюминутного.
Лазарев С.Н. Человек будущего
ВОСПИТАНИЕ РОДИТЕЛЕЙ. ЧАСТЬ 3

Человек будущего. Воспитание родителей. Часть 3


Содержание

Вступление
Париж
Трасса
Две стороны одной медали
Крым
Грехи, пороки, извращения, вредные привычки
Между причиной и следствием
Эпилог

Выдержки

Июль 2008 года. Я закончил первую книгу «Воспитание родителей». Она уже ушла в типографию и скоро должна выйти в свет.

«Советский человек имеет право на отдых». Хороша фраза. Право на жизнь. Право на труд. Право на отдых. Добавили бы еще право на любовь – глядишь, все изменилось бы к лучшему. Но отдых – это тоже хорошо.

Самая лучшая работа, если увлекаться ею, отнимает все больше энергии, и в нашем подсознании незаметно смещаются ценности. Поскольку в любой работе достижение цели является темой очень важной, зависимость от будущего может усиливаться неимоверно – и тут же в душе прорастает ощущение превосходства, собственной значимости. Увеличивается гордыня, а вместе с нею – раздражительность, осуждение, страх и уныние. Заболевший дух переводит свою болезнь в тело. От неудач, неприятностей человек плавно переходит к болезням. А всего-то навсего – увлечение работой, желание выполнить ее на сто процентов.

Работа может не только закрыть ощущение единства с Творцом – незаметные перегрузки могут отнять энергию, необходимую для жизни. Нужно где-то взять ее взаймы. Этот ломбард находится в нашей душе. Оказывается, если в случае перегрузок, нехватки энергии возникает угроза для жизни, наше подсознание на время может забрать энергию у детей и внуков – мы ведь едины на тонком плане. Но эту энергию нельзя брать надолго. Если перегрузка длится дольше опасного предела, происходит деформация энергетических капсул наших детей и внуков. Они становятся нежизнеспособными – могут родиться больными, могут вообще не родиться. Иногда включается система защиты, если души потомков чистые и должны появиться на свет, – в этом случае родитель возвращает украденную энергию через свою болезнь или смерть.

Если душам детей не хватает жизненных сил, за несколько лет до их зачатия родители проходят стандартную процедуру очищения. Все, за что может зацепиться душа человека, начинает рушиться и трещать по швам. В этот момент нужно ухватиться за то, что не разрушается, нужно опереться на вечность, которая называется – любовь к Богу. Чем сильнее разрушаются любые формы счастья, тем больше потребность в единении с Богом. Божественная энергия поступает по мере потребности в ней. Чем больше потребность, тем больше мы получим любви. Но если мы поклоняемся ложным кумирам, если привычные жизненные функции – еду, секс, семью, работу – ставим во главу угла и ни на минуту не можем отрешиться от них, – тогда любовь приходит не через мелкие неприятности, а через мучения и смерть.

Четвертая заповедь гласит: «Чти субботу». Это означает – забудь обо всем, отрешись от всего, один день в неделю посвяти Богу. В этой заповеди – не только отражение законов вселенной, но и механизм выживания народа и цивилизации. Я раньше на отдыхе старался читать книги и перебирать записки пациентов. Потом понял: работе нужно отдать свое, а отдыху – свое. И сразу стало легче.

Сейчас я приехал в Крым отдыхать. Общение, природа, рыбалка, море. Поскольку мы вышли из него и продолжаем нести море в себе в виде лимфы – главной составляющей нашей крови, то, окунаясь в море, мы можем забыть обо всем – и тогда оживают чувства, не придавленные сознанием.

Сознание привязано к телу, и поэтому оно обособляет человека, противопоставляет его миру, ставит его в центр вселенной. Сознание нашептывает человеку, что он самый значимый, что он уникальный и неповторимый, что он лучше всех, что он всегда прав. Если чувства слабеют, тогда голос сознания побеждает, и человек утрачивает внутреннее единство с миром, с вселенной и с Богом. Когда любовь перестает струиться в нашу душу, начинается агония, которая долгое время незаметна. Наоборот, поначалу у человека появляется ощущение своей первичности и всесильности, потому что исчезает ощущение своей вторичности перед Богом. Энергия, которую мы всегда отдавали Творцу, разворачивается в сторону вторичных потребностей человека. Ощущение полного превосходства, всесильности, всезнания – это те фазы агонии, которые уже заметны. А затем начинается угасание сознания, разрушение судьбы и, в конце концов, распад тела.

Когда я писал книги, особенно в начале, мне нужно было переработать огромное количество информации, попытаться связать воедино все события. Перегрузка сознания при этом, естественно, возникала, и, чтобы напомнить мне, что духовность вторична, после написания каждой книги у меня происходили смертельные ситуации или крупные неприятности. Прикосновение к смерти позволяло лучше настроиться на вечное и отрешиться от сиюминутного.

Сейчас я стараюсь ни о чем не думать. У меня две недели отдыха. Сегодня можно пообщаться с друзьями, погулять по набережной, искупаться в море.

Утро следующего дня. Я просыпаюсь от того, что слышу шум в прихожей – кто-то там ворочает, переставляет сумки и что-то ищет. Я выглядываю и вижу озабоченного приятеля, который приехал вчера вечером. «Не пойму, куда я дел мой мобильный телефон», – бормочет он. В который раз он копается в своей сумке и вдруг удивленно произносит:

– Вот это да, да у меня же деньги пропали.

Я смеюсь:

– Хорошо тебя подрихтовали этой ночью шустрые ребятишки. Очистили не только карманы, но и душу.

И в этот же момент я чувствую, как игривое настроение резко исчезает. Надо проверить свою сумку, которая лежала в соседней комнате. При первом же взгляде я обнаруживаю кошелек валяющимся рядом с сумкой. Документы не тронуты, денег нет. В прошлый раз я занял приличную сумму у своих друзей и теперь привез ее, чтобы отдать. Плюс деньги, которые я взял с собой в отпуск, – исчезло все. Гол как сокол.

Я молча хожу по комнате, туго соображая, что теперь делать и как это могло произойти. В очередной раз болезненно понимаю, что денег не вернуть, что мой отпуск теперь будет выглядеть иначе. В этот момент звонит мобильный телефон. Я механически смотрю на номер и понимаю, что звонят из моего офиса.

– Сергей Николаевич, – слышу я голос секретарши, – примите мои поздравления.

– Спасибо, – говорю я, – как раз вовремя. А что еще произошло?

– Как «что», – удивляется она, – ваша книга «Воспитание родителей» получена из типографии. Я держу в руках первый экземпляр.

– Очень приятно, – говорю я. – Наверное, книга будет иметь популярность, раз меня так резко почистили.

Помню, как в начале 80-х годов я приехал в Ленинград. Я работал на стройке и часто посещал Эрмитаж. Искусство принадлежит народу, утверждали плакаты. Все произведения искусства, отобранные у частников, хранились в Эрмитаже. На фоне убогой, примитивной мебели и интерьеров городских квартир Эрмитаж поражал красотой и изысканностью. Мне доставляло удовольствие часами бродить по его залам. Но потом я заметил, что эта красота меня внутренне не трогает, что я не могу отличить хорошую картину от плохой. Кто-то посоветовал мне тогда: «А ты представь себе, что хочешь купить эту картину или статуэтку и поставить у себя дома. И реши для себя – стоит это делать или нет». Как только я включил личный интерес, мгновенно все вокруг изменилось. Сразу же появилось ощущение, что одна вещь хороша, а другая – посредственна. Тогда я на себе ощутил, что такое диалектика.

Искусство, которое служит только одному человеку, будет постепенно умирать, так же как искусство, которое хочет служить всем вместе, исключая каждого в отдельности. Каждая клетка в организме живет своей жизнью и одновременно ощущает себя единой со всем организмом, в котором десятки миллиардов клеток. На первый взгляд, это кажется парадоксом. Есть индивидуальная цель и смысл жизни у живого существа, а есть коллективная цель – цель живого существа как части целой популяции. Внешне личные и общественные интересы различны и противоречат друг другу, а внутри они полностью совпадают. На самом деле, эта странность и противоречие объясняется строением вселенной, которое голографически воспроизводится любым объектом и процессом.

Вселенная на тонком плане абсолютна едина. Время, пространство и материя сжаты там в точку. Индивидуальное и коллективное там не имеют никаких отличий. Когда время раскрывается через пространство и материю, тогда центр круга перестает совпадать с окружностью. Появляется индивидуальное и коллективное. Между ними возникает конфликт, который усиливается по мере развития, расширения пространства и материи. Периодически индивидуальное и коллективное должны ощущать свое полное единство, возвращаться к первоистокам, чтобы конфликт не привел к взаимному уничтожению. В какой-то степени этот процесс отражен в теории пульсирующей вселенной.

В принципе, если вдуматься, все, что мы видим, – это пульсации. Вспышка, расширение, индивидуализация, а затем – сжатие, объединение, единство. Вселенная возникает, расширяется и затем опять уходит в точку. Все процессы во вселенной пульсируют. Для того чтобы жить, мы дышим – грудная клетка расширяется и сжимается. Для того чтобы кислород напитал ткани, сердце каждую секунду расширяется и сжимается. Мы засыпаем и просыпаемся. Мы живем, умираем, а потом наша душа вновь появляется на этой земле. С этой точки зрения, теория реинкарнации вполне логична и естественна даже без многочисленных косвенных доказательств. Во вселенной нет одноразовых процессов. Развитие – это смена циклов, череда состояний, которые, повторяясь, все больше походят на вселенную в целом. В конце концов, индивидуальное и коллективное опять сольются воедино. Точка и бесконечность станут неразличимы, вселенная вернется в изначальное состояние. Вдох и выдох Брамы.

Один из главных процессов во вселенной – это излучение света. Фотон является частицей и волной одновременно. Волна – это коллективное, а частица – это индивидуальное. И так же, как вся вселенная, свет голографически существует в том же режиме. Он распространяется порциями, квантами, он пульсирует. На самом деле, то, что мы называем светом, на 50% состоит из того, что мы, собственно, воспринимаем как свет, а остальные 50% – это то, что мы воспринимаем как темноту. Так что свет и тьма неразделимы – так же, как добро и зло. И то и другое управляется Творцом. Разделение на добро и зло может быть только поверхностным – подобно тому, как снаружи разделяются интересы личности и коллектива.

Наша Земля вращается в двух потоках времени. Понятия «левое» и «правое» естественны для нее так же, как и для любого живого существа. У человека правая сторона тела связана с будущим, левая – с прошлым. Будущее – духовно, прошлое – материально. На тонком плане между духовным и материальным особой разницы нет, а на внешнем уровне она существенна. Правое полушарие головного мозга связано с чувствами, образами, подсознанием. Левое – больше ориентируется на логику, мысли, предметы. Правое полушарие нашей Земли больше ориентировано на коллективное сознание. Левое, западное полушарие – на индивидуальное. Истина, как и любовь, рождается там, где соединены противоположности. Поэтому все великие откровения происходили в тех местах, где соединялись Запад и Восток. Это нынешняя территория Ирана и европейская часть России. Полученная новая информация разделилась когда-то на более прагматическую ветвь, уходящую в сторону Египта и Палестины, и на более аскетическую, уходящую в сторону Индии.

Многие столетия мы считали, что нельзя поклоняться деньгам. А поклонение красоте, чувственности, благополучию считалось вполне нормальным явлением. Поклонение знаниям, таланту – это даже не обсуждалось. А на самом деле, как называется божок, которому мы поклоняемся, особого значения не имеет. Главное, что происходит, – это разрушение образа единого Творца, нарушение первой из Десяти заповедей, данных Моисеем.

Человек с мышлением велосипедиста, чтобы выжить, должен выйти из скоростной машины и вернуться за руль велосипеда. Нынешнее человечество возвращается к языческому мышлению, но при этом не хочет выходить из сверхскоростной машины, называемой цивилизацией. А зловещие «звонки» уже поступают. Как будет выглядеть последующее самоуничтожение? Как новые эксперименты с ГМ-продуктами? Как погибающая экология планеты? Как новые болезни? Как абсолютный приоритет денежной прибыли в науке, искусстве и повседневной жизни?

Когда на приеме я вижу тонкие планы человека, я лишний раз убеждаюсь, что все начинается с восприятия мира. Что чувствует человек? Как он относится к миру? Какая у него система ценностей? Все это определяет его будущие болезни, распад его судьбы или смерть, будут ли здоровы его дети или они будут несчастны. На тонком плане все это видно в данную секунду. Неверное устремление – это дети, которые могут родиться уже гомосексуалистами, после чего род закончится. Это распад семей, болезни.

У человека верующего ошибки в мировоззрении чаще выходят на внешний план через болезни, неприятности и несчастья. За счет этого выравнивается и очищается душа. У тех, кто веру утратил и поклоняется внешним богам, распад начинается изнутри. Он происходит долго и незаметно, поэтому вначале эти люди всегда в выигрыше. Они могут прекрасно выглядеть снаружи, у них могут великолепно идти дела – за счет полного разрушения будущего. Но внутри они пусты, их уже нет. Их потомки нежизнеспособны, они вымрут постепенно или просто не появятся на свет. Но сейчас эти люди благополучны и преуспевающи. И рядом с верующими, которые болеют, страдают и мучаются, они выглядят особенно выигрышно. Но будущего у них нет, внутри они мертвы. Наверное, о таких Христос говорил своим ученикам: «Пусть мертвые хоронят мертвых».

Кстати, пару лет тому назад в Израиле я с удивлением узнал о том, что в иудаизме есть такое правило – святого, даже умершего, считать живым, а грешника, даже живущего, принято считать мертвым. Потому что у святого есть будущее, которое не ограничивается одной жизнью. А грешник это будущее съедает, оно в нем уже мертво, содержания у него уже нет, хотя его форма может чувствовать себя прекрасно.

Итак, люди стали «заниматься любовью». То, что раньше называлось плотским и животным процессом, было превращено в красивый и романтический ритуал. Какие могут быть проблемы? Но мы думаем об одном, а наше подсознание – совсем о другом. Многие столетия мы несли в себе, в своем подсознании, истину, которая звучала так: «Бог есть любовь». Это означало, что любовь есть высшее наслаждение и высшая боль и потеря одновременно. Бог не только дает нам жизнь, Он ее и отбирает. Когда занятие сексом назвали любовью, когда чувство любви оторвали от души и присоединили к телу, поставив тело на первое место, в подсознании возникла другая схема: Бог – это секс, Бог – это наслаждение. Подчеркнутая эротичность женских нарядов, начавшаяся в эпоху Возрождения, любовь превратила в секс и постепенно стала возвращать людей в те ранние языческие времена, когда люди поклонялись мужскому члену, женщине как символу продолжения жизни, – сначала поклонялись, а затем эту же жизнь уничтожали. Современные книжки, описывающие жизнь людей много лет назад, как правило, выбрасывают главное – реальность. Люди с языческим мышлением убивали, резали, уничтожали друг друга постоянно. Войны, взаимное истребление происходили непрерывно. Способ мышления, мировоззрение язычников исключали мир, взаимопонимание и гармонию. У человека, мыслящего крайностями, понятия равенства не существует – он может быть либо господином, либо рабом.

Более или менее реальное представление об истории можно найти на страницах Ветхого Завета. Те, кто читают его первый раз, поражаются обилию крови, смертей и насилия. Но для язычника это совершенно нормально. Для того чтобы хотя бы подсознательно верить в единого Творца и устремляться к Нему, язычнику необходимы постоянная боль, лишения, потери, насилие и смерть. Без этого принудительного механизма энергетика язычника застаивается и погибает. Благополучие и стабильность являются для него смертельными.

Эпоха Возрождения (а точнее сказать – Вырождения), начавшаяся в XIII-XIV веках в Европе, дала великолепный внешний расцвет искусств, ремесел, промышленности и все большее поклонение наслаждению. Сначала – самым возвышенным чувствам, потом – наукам, знаниям, таланту, цивилизации. Потом поклонение обратилось к еде, одежде и сексуальным удовольствиям. Потом секс назвали любовью.

Если разрушить фундамент, неизбежно рухнет все здание. Отрекаясь от первой заповеди, человек неизбежно придет к нарушению всех остальных. Грех для него станет добродетелью. В христианстве говорится, что грех ведет к смерти. Христос говорил о том, что грех приводит к болезни. Сутью любого греха является утрата устремления к Богу, разрушение единства с Создателем. Это приводит и к утрате любви, и к постепенному опустошению главных запасов энергии, которые есть в душе каждого человека. Может быть, поэтому такая печальная статистика у французских женщин, особенно в крупных городах, где нравственность всегда была ниже, чем в деревне. «Кто знает?.. – думаю я. – Но, похоже, вселенский эксперимент, когда нарушаются главные заповеди, подходит к концу. И чем он завершится, приблизительно ясно. Достаточно перечитать Пятикнижие Моисея».

Я не сомневаюсь, что люди пройдут через разрушение старого сознания и выживут. Появится новое сознание, оно будет неразрывно связано с любовью. Новое мировоззрение не будет поклоняться сексу и благополучию. Женщины научатся любить и рожать. Но это, наверное, будет не сейчас, а чуть позже. Сейчас я пока вижу манекены, подвешенные за ноги, – как символ того, чтó может быть в ближайшем будущем. «Не стоит драматизировать ситуацию, – думаю я, – все рождается, живет и умирает». Старая система мышления также умирает сейчас. Главное, чтобы вместе с идеями не умерли люди. Конец света может означать как прекращение старого мышления, так и прекращение этого мышления вместе с его носителями. Часто представители религии говорят о конце света как о физическом процессе, а это процесс, в первую очередь, духовный – все события сначала происходят на тонком плане и только потом – на физическом.

«Странно, – думаю я, – многие люди считают себя верующими, но мало кто знает, в чем суть молитвы». Большинство верит в Бога до тех пор, пока это не ущемляет их интересов. Весь смысл их веры – реализация собственных желаний и достижение своих целей. Творец для них – это средство для исполнения желаний, и никто не задумывается, что это мышление язычника. А у язычника так: если божок не исполнил желаний, то его можно расколотить и поклоняться новому, более сильному. Для язычника Бог – это только средство. Если желания не исполняются, он верить перестает. Если ожидаемой защиты нет, зачем тогда верить, поклоняться и молиться?

Первая и главная из Десяти заповедей звучит так: «Я Бог твой единый; да не будет у тебя других богов перед лицом Моим». В то же время, высшей заповедью в иудаизме и христианстве является следующая: «Возлюби Бога превыше всего». Я сначала не мог понять, почему две эти заповеди говорят вроде бы совершенно о разном. Разве могут быть главными две заповеди? Первой и главной может быть только одна. Прошли годы, и в конце концов я понял, в чем смысл этой тайны. На самом деле, это одна и та же заповедь, которая внешне разделяется на противоположности. Если Бог един, то все, что Им создано, тоже едино. Почувствовать, что Бог един, можно тогда, когда любишь целое, а не часть. Если кого-то или что-то я люблю больше всего на свете, это означает, что часть для меня важнее целого. И тогда я физически не смогу ощутить, что Бог един. Каждую свою привязанность или цель я буду привязывать к определенному божеству.

Почему вера и религия начинались с жертвы? Потому что для ощущения целого нужно отрешиться от части. Поэтому добродушие, жертвенность, сострадание, с одной стороны, помогали отрешиться, а с другой стороны, способствовали ощущению единства со всей вселенной и Творцом. Тот, кто хочет гораздо больше получать, чем отдавать, любить не научится. Потому что жертва, терпение и сострадание будут для него неприемлемы. Представьте, что вы каждый день о чем-то просите человека и он удовлетворяет ваши просьбы. Честно ответьте – будете вы его любить? Вряд ли. Потому что вы не жертвуете, не заботитесь, не отдаете. А если вы, обращаясь к Богу в молитве, будете только выпрашивать, почувствуете вы к Нему любовь? Вряд ли. И получается, что большинство молитв противоречат первой заповеди. Потому что молитва должна быть признанием в любви. Через молитву человек должен соединиться с Творцом и уподобиться Ему. Чтобы получить, сначала нужно отдать. А если мы, обращаясь к Богу, только просим и требуем, то эта же модель поведения будет распространяться и на всех близких и далеких людей.

Потребительство и наслаждение связаны между собой. Любовь всегда связана с жертвой, любовь отдает и получает. А удовольствие – это только получение. Я раньше не понимал, почему люди, увлекающиеся сексом, становятся эгоистичными, жадными. Просто видел, что жадность, зависть и ревность – это явления одного порядка. А потом понял: секс – это ведь сплошное удовольствие. А когда сдерживаешь свои желания, это, в принципе, называется жертвой. Периодическое воздержание в еде и сексе – это добровольное ущемление себя. При этом энергия направляется на любовь, а не на тело или сознание. Сексуальная невоздержанность не только вредит умению любить, но и делает человека эгоистичным и подталкивает его к грехам и преступлениям.

В моей памяти всплывает разговор с женщиной, пришедшей на прием. Она долго сидела задумавшись, а потом сказала:

– У меня нет проблем со здоровьем. И с судьбой у меня все нормально. Я пришла к вам потому, что меня мучает только один вопрос. Не так давно мне приснилось, что я разговариваю о сексе со своим собственным сыном. А через несколько дней мне приснился другой сон – я со своим сыном уже занимаюсь сексом. И при этом я совершенно нормальный человек, и мой сын – тоже.

– Ваш сын работает, учится? – спрашиваю я.

Она мнется несколько секунд.

– Он работает в клубе, который посещает много гомосексуалистов. Но он совершенно нормальный парень. Меня мучают все-таки эти сны, и я не могу понять, откуда это идет.

– В прошлой жизни вы слишком увлекались сексом, особенно во время беременности.

Она пожимает плечами:

– Я и в этой жизни делала то же самое. А почему? Потому что медицина и ученые всегда утверждали, что это полезно. Что это дает много положительных эмоций, необходимых ребенку.

– Понятно, – говорю я. – А теперь смотрите, что происходит на самом деле. До второго месяца беременности ребенок еще индифферентен, поэтому сексуальные контакты родителей для него не так опасны. После второго месяца начинают формироваться пальчики на руках, и это означает включение в окружающую жизнь. С этого времени ребенок учится, через мать, управлять и конфликтовать, и поведение матери откладывается в его подсознании. Первый опыт решения конфликтных ситуаций ребенок получает уже в третий месяц беременности, и одновременно у него формируются целевые установки. Можно сказать, вопрос «в чем смысл жизни?» ребенок задает себе на третьем-четвертом месяце беременности. Его главное эмоциональное состояние формируется на пятом месяце беременности. Я раньше говорил, что на пятом месяце ребенок общается с Богом, поэтому обиды, ненависть, увлечение сексом, аборт в это время являются чрезвычайно опасными. Куда направлено подсознание женщины в этот период – туда всю жизнь будет идти ребенок. Если душа женщины в этот период идет к Богу и любви, то ее потомство будет жизнеспособным.

Самым опасным врагом любви является наслаждение. А самое большое наслаждение женщина получает от секса. Поэтому увлечение сексом во время беременности разрушает наше единство с Творцом. Не полностью, конечно. Рушатся те связи, через которые приходит энергия здоровья, физического, психического, и передается нашим потомкам. Они уже будут ущемлены и в судьбе, и в личной жизни, и в здоровье. И то, что вашего сына тянет к гей-клубам, – не случайно. В его подсознании Бог – это секс, а поклонение сексу неизбежно приводит к педофилии, гомосексуализму, импотенции, болезням и смерти.

– Получается, что наука исполняет роль дьявола? – недоверчиво спрашивает женщина.

– Конечно, – говорю я. – Для науки вера в Бога – это чистая абстракция, любовь – это физиология, а такое понятие, как душа, – под большим вопросом. А сознание – это продукт высокоорганизованной материи, то есть мозга. То есть клетки мозга зашевелились – и у вас появилась мысль. А если они шевелиться не будут, то ни одной мысли у вас в голове не появится.

Вы думаете, почему ученые без устали изучают мозг талантливых людей? Потому что у талантливого человека, по этой теории, мозги должны быть другие. И представляете, какая незадача, у многих талантливых людей мозги не просто такие же, как у всех, а бывают по весу даже меньше, чем у обычного человека. Но наука, тем не менее, зубами держится за тело и пытается всю картину выстроить, исходя из его потребностей. А ведь это уже много тысяч лет тому назад делали язычники.

Для того чтобы понять, что главный смысл жизни и цель существования не связаны только с потребностями тела, его физиологией, людям потребовалась не одна тысяча лет. А сейчас современная научная концепция, опираясь только на материальные законы, подчеркивая первичность тела, неуклонно уводит людей от единобожия, от нравственности – и превращает их в язычников. Хотя многие научные данные можно объяснить только с одной позиции: мозг является продуктом высокоразвитого сознания. Почему наука не может принять эту простую и понятную истину? Потому что ученые мыслят половинчато. У них мышление язычников – они не могут соединить в своем сознании две противоположности. Это может сделать лишь единобожник. Когда в душе есть любовь, она позволяет ощутить целое.

– Так все-таки, что же первично – дух или материя? – спрашивает женщина.

– Первично то, что лежит в их основе, – отвечаю я. – Уже около ста лет назад ученые узнали об одном невероятном феномене: электрон в определенных случаях ведет себя как частица, а в других случаях – как волна. Так что же первично – частица или волна? Но ведь это, в принципе, одно и то же. Однако разница все-таки есть – частица может раствориться в волне и исчезнуть, а волна никуда не денется. Тогда второй вопрос – может ли такая частица, как электрон, воздействовать на волну, на окружающее пространство? Естественно, может и воздействует. Так же, как тело и мозг воздействуют на сознание. Но сознание все-таки первично по отношению к телу и с разрушением тела продолжает существовать. Люди во время клинической смерти видели, что происходит в реанимационной палате и за ее пределами. Слепые люди, побывавшие в коме, также совершенно ясно видели, что происходит вокруг, и потом в точности описывали все события. Но когда они оживали, то по-прежнему оставались слепыми.

Вывод напрашивается сам собой – мы видим не только нашими глазами, но и нашим полем. Если те частицы, из которых мы состоим, являются одновременно и волнами, то есть полевой структурой, то человек является не только физическим телом, но и телом духовным – волновым, полевым. В первую очередь, человек видит своей полевой структурой, а потом – физически. Наши глаза и наш мозг только дублируют те процессы, которые происходят на полевом уровне. Более того, сознание достаточно ограниченно, поскольку связано с телом. Поэтому глазами и сознанием мы видим гораздо меньше, чем своим духовным телом.

Все, что мы долго делаем в нашем сознании, постепенно переходит в подсознание. Если у нас правильное мировоззрение и поведение, то оно, проникая в подсознание, начинает очищать его верхние слои. Что такое болезни, несчастья, различные патологии? Это есть деформации верхних слоев подсознания. Физиология нашего тела, наша психика, наша судьба, наше будущее и будущее наших детей – все это заложено в нашем подсознании. Своими мыслями, поведением мы можем восстанавливать или разрушать эти структуры – правда, не сразу. Грехи человека проходят в подсознание и начинают влиять на судьбу и здоровье обычно через много лет. Правда, в последнее время это взаимодействие ускорилось.

Женщина задумчиво смотрит перед собой.

– Получается, что мозг не создает мыслей? – спрашивает она.

Я улыбаюсь.

– Чтобы было понятнее, расскажу вам о своем опыте. Больше двадцати лет назад я попал в группу, которая обучалась экстрасенсорным методам диагностики. Ее вел человек, который по образованию был физиком. Он обучал сверхчувственному восприятию физических полей. Если орган заболевает, то меняются характеристики физического поля, которые порождаются этим органом и зависят от него. То есть через физические поля можно многое узнать об объекте, который находится на большом расстоянии. Идея была несложной: если поле зависит от объекта и связано с ним, то диагностикой поля мы можем добиться тех же результатов, что и при диагностике объекта, – и даже бóльших, поскольку чувствительность человека намного превышает возможности аппаратуры. Так вот, я сразу же заметил, что на полевом уровне деформации, свидетельствующие о болезни, могут появляться раньше, чем болезнь органа. И я сделал предположение, что есть другой слой полевых структур, которые первичны по отношению к телу. Болезнь появляется сначала именно там. Несколько лет я пытался увидеть эти слои полей, а потом научился это делать. Я начал видеть события – заметьте, не только болезнь, но и события – задолго до того, как они происходят на физическом уровне. Тогда я понял, в чем феномен ясновидящих, прорицателей и пророков, – у них был допуск в те слои тонких планов, которые являются первичными по отношению к телу и физическим объектам.

Если говорить о человеческом теле, то можно утверждать, что оно первично по отношению к некоторым видам полей и вторично по отношению к другим. То есть здесь присутствует единство и борьба противоположностей. Также и наш мозг является продуктом высокоорганизованного сознания – и одновременно химические процессы, происходящие в мозгу, сопровождаются тем процессом, который мы называем мышлением. Но еще раз хочу подчеркнуть, что в первую очередь мы думаем полем. Наука нередко упоминает о невероятных фактах, когда человек думает, общается, разговаривает, – а потом он внезапно умирает и при вскрытии оказывается, что мозг у него отсутствует – превратился в кисель из-за тяжелой болезни. Ему нечем было думать и общаться. Для ученых эта загадка необъяснима. А на самом деле, функции мышления и общения взяла на себя полевая структура.

Почему этого не происходит в обычных условиях? Потому что иначе не будет развиваться наше тело и сознание. Если маленького ребенка все время держать за руки, он не научится ходить. Мать не должна ходить вместо ребенка, она должна сохранять дистанцию – иначе развития не будет. Но иногда, в критические моменты, мать может схватить ребенка за руку и удержать от падения.

Сознание и подсознание – это точка и бесконечность. На тонком плане это одно и то же, а внешне они живут по разным законам. Главный принцип подсознания – это единство. Главный принцип сознания – противоположный. Это индивидуализм. Взаимодействуя друг с другом и переходя друг в друга, эти противоположности усиливают импульс любви, соединяющий их с Творцом. Когда-нибудь сознание достигнет масштабов подсознания, они сравняются и соединятся друг с другом в одно целое. Это будет завершением цикла развития вселенной.

– Ну а пока, – улыбаюсь я, – мы наблюдаем деградацию и саморазрушение сознания, которое начало работать на себя, как раковая клетка.

Я вижу взгляд женщины и понимаю, что он означает.

– Старого сознания уже не будет, оно умрет. Спасать его бессмысленно. Нужно рядом создавать новое. И переселяться в него – как с тонущего корабля переселяются на корабль, пришедший для спасения. А начинается это спасение – с первого импульса. С любви к Богу, которая ни от чего не зависит и является главной ценностью.

Как мучительно я раньше относился к любой потере! Переживал, ненавидел, сожалел, унывал, во что бы то ни стало хотел все вернуть, растравлял свою душевную боль. А благодаря исследованиям я понял, что потеря, если к ней правильно отнестись, – одно из лучших лекарств для души. Не зря все святые отказывались от того, к чему изо всех сил стремился обычный человек. Если правильно отнестись к потере, то, в конце концов, начинаешь понимать, что это – та же жертва, только принудительная. Если прошел ее без обид и сожалений, то на высшем плане твоя жертва принята. Хоть она и принудительная, но при правильном отношении она приравнивается к добровольной. А сожалеешь, обижаешься, ненавидишь – твоя жертва не принята. Значит, за ней последует следующая принудительная жертва – и так до тех пор, пока не научишься отдавать.

В Священных книгах часто приводится сюжет, но не объясняются причины происходящего. Я долго мучился, пытаясь понять, почему у Авеля Бог жертву принял, а у Каина – нет. Наверное, Каин, принеся жертву, сожалел о том, что ему пришлось отдать. Добровольная жертва должна вызывать вспышку любви к Богу, а если она делается напоказ, укрепляя чувство превосходства, или с внутренним сожалением, то эта жертва является фикцией. Снаружи человек отдает, а внутри грабит. Мы теряем человеческое – чтобы обрести Божественное.

Каждый раз, когда я писал новую книгу, у меня бывали болезни или смертельные ситуации. Мне, наверное, помогали принудительно совершить внутреннюю жертву, чтобы любви в душе было больше и появившаяся книга была чище. Забывал о добровольной жертве – получал принудительную. Хорошо, что еще научился относиться к этому спокойно. Ну а если книга называется «Воспитание родителей», то, уж наверное, жертва обязательна. Ведь природа для того и дает нам возможность иметь детей, чтобы мы научились отдавать любовь и жертвовать.

Так что следующие дни я в основном купался в море и смотрел интересные фильмы на квартире у моих приятелей. Поскольку я научился видеть, каким образом связаны в любом фильме все детали, то меня уже довольно часто теребили с просьбой объяснить, в чем смысл того или иного фильма.

Что интересно – когда занимаешься какой-то темой и постоянно размышляешь о ней, тогда все, что с тобой происходит, также будет связано с ней. Лето 2008 года я посвятил попыткам понять, каким должен быть человек будущего. Я четко понимал, что если зависимость от будущего преодолена не будет, то этого будущего не будет ни у меня, ни у других. На тот момент у меня были две схемы преодоления такой зависимости. Первый выход – отказ от будущего. По схеме: жадный спасется, если откажется от денег. Будущее связано с сознанием, целями, планами. Согласно индийской философии, преодоление зависимости от будущего достигается аскетизмом, отказом от социальных связей, от планов, целей и задач. На высшем уровне это остановка сознания, отказ от сознания как одной из главных функций человека. Эту традицию в какой-то степени продолжали православные монахи. Уход из семьи, обрыв социальных связей, уединение, обет молчания, отказ от своей воли – все это давало такое же освобождение от будущего, его преодоление. Второй путь – сохранить любовь, когда будущее рушилось. Когда предавали, когда рушились мечты и надежды, когда сыпались неприятности по судьбе.

Мое очищение шло вторым путем. В своей жизни я периодически оказывался в безвыходных ситуациях, будто утыкался в стену, с ощущением безысходности, разрушения надежд. Сознание упорно повторяло мне – у тебя нет шансов выжить, у тебя нет шансов добиться чего-либо. И тогда я отбрасывал сознание, которое топило меня, и выживал за счет какой-то новой силы. При полном крахе сознания я выживал за счет чувства, которое подсказывало мне, что безвыходных ситуаций не бывает, что в любой задаче есть ответ и что свыше дают именно то, что нужно для развития. И мое сознание менялось, и я находил выход.

Что такое грех? Сначала это ослабление устремления к Творцу, а потом – постепенная утрата любви к Творцу. Христос пришел не для того чтобы взять на себя грехи других людей, а для того чтобы научить их, как преодолевать свои грехи. Леча других, он показывал и доказывал, что человек, для которого любовь к Богу – это высшее наслаждение, может излечить от болезней самого себя и помочь в этом другим. Не взять грехи на себя, а помочь преодолеть их. Но корыстное сознание современников восприняло все по-другому. Пришел Спаситель, который избавит нас от грехов, который возьмет все наши грехи на себя. Со временем эта тенденция только усиливалась. Христианские священники, подражая Христу, объявляли, что прощают людям грехи. И в подсознании любого, вполне естественно, развивалась следующая картина: «Зачем верить в Бога, если священник может снять грехи? Зачем соблюдать заповеди, если за их нарушение не будет наказания? Зачем быть нравственным, если все последствия дурных поступков можно снять, ублажив священника?»

Корыстное отношение к Богу привело к разрушению любви и разделению противоположностей. Творец стал отождествляться только с положительными эмоциями, добром и исполнением желаний. Но если в мире есть зло, беды и несчастья, то откуда же они происходят? Идолопоклонническое восприятие приводило к естественному выводу, что все хорошее – от Бога, а все плохое – от дьявола. Это привело к тому, что священники сами поверили в реальность бесов и дьявола. Но если дьявол может обмануть Бога, ввести Его в заблуждение, – значит, Творец не может быть единым и всемогущим. Появляются уже два Бога – добрый и злой, и разрушающееся единобожие будет все активнее трансформироваться в идолопоклонничество.

В Ветхом Завете сказано, что евреи, утратившие единобожие, будут наказаны несчастьями, болезнями и вырождением. После эпохи Вырождения этот процесс начал становиться все более заметным. Сначала – утрата единобожия, потом – поклонение будущему, потом – поклонение настоящему. То есть деньги, секс, еда, все формы наслаждений.

Я долго не мог понять, почему Бог попустительствовал истреблению священников в России. У представителей православия объяснение этому – весьма простое. Искоренение религии и истребление священников – это все от дьявола. Но даже если допустить, что от дьявола, – почему Бог разрешил это? Или Он уже совсем бессилен перед дьяволом? У любого идолопоклонника может возникнуть предположение, что дьявол сильнее Бога, что он – верховный Бог. Скорее всего, те страдания, которые были посланы православной церкви, на самом деле, были спасением. Спасением от сращивания с государством и от безудержной коммерции. Спасением от крепнувшего идолопоклонничества и от незаметной утраты веры в Бога. Если священник занимается коммерцией и перестает верить, – как будет верить прихожанин?

Наносные, корыстные, искаженные представления о Творце были разрушены советской властью, может быть, для того, чтобы в людях проснулась чистая, не закрытая ритуалами вера. Католичеству в этом плане повезло меньше. Те десять процентов от доходов, которые много столетий Европа отдавала Ватикану, сделали католическую церковь чудовищно богатой. Жрец всегда питался жертвами, которые приносили верующие люди. И если вера в людях ослабевала, жрец мог умереть с голоду. Люди будут нести деньги и пожертвования в храм тогда, когда почувствуют, что священник помогает их душе. В человеке ведь есть не только Божественное, но и животное. Если благосостояние священника зависит только от прихожан, то он должен продемонстрировать им чистоту своей души и нравственную гармонию. Если же церковь занимается коммерцией, то прихожане ей уже не нужны, и вера в Бога будет умирать сначала в священнике, а потом и в прихожанине.

Многие люди задают мне один вопрос. Люди, в 90-х годах оказавшиеся при власти, разворовали и разграбили страну, даже изменили Конституцию, согласно которой земля и недра принадлежат народу этой страны. И по сей день они ведут себя совершенно безнравственно, абсолютно не заботясь о будущем страны и о собственном народе. «Почему Бог не наказывает их?» – удивляются читатели. А я заметил любопытную тенденцию, которую сейчас попытаюсь осмыслить. Поле многих сверх-богатых людей России поначалу выглядело великолепно. Это свидетельствовало о внутренней гармонии, высокой духовной энергии. Но ведь они занимались также и разграблением собственной страны. Я потом понял, в чем тут дело. Во-первых, они по инерции несли в себе гармонию. Наша душа, наши чувства имеют гораздо бóльшую инерцию, чем наше тело. Во-вторых, они обворовали тех, кто начал поклоняться деньгам, и тех, кто еще продолжал поклоняться светлому будущему.

Мне часто задают вопрос – почему подлецов и негодяев гораздо больше, чем честных людей? Я отвечаю: просто гораздо больше тех, кто утратил любовь и веру. Быть добрым, порядочным и заботливым по отношению к тому, кто утратил любовь и веру, опасно для здоровья, потому что это преступление перед Богом. Чем бóльшим психологическим и материальным комфортом мы окружаем человека, отрекшегося от Бога, от нравственности, тем больший вред мы наносим его душе. Если бы в России после реформ 90-х экономика резко пошла на подъем и благосостояние народа намного увеличилось, внутренняя вера в Бога была бы утрачена. Человек молился бы на кусок хлеба не в будущем, а в настоящем. После Октябрьской революции самые смелые, умные, талантливые пошли за идеалами социализма, и именно они истребляли себе подобных. А потом система начала истреблять их. В начале 90-х самые умные, энергичные и талантливые начали поклоняться идеалам капитализма, нещадно грабя собственную страну и собственный народ. Тогда это, может быть, было спасением для тех, кто смыслом жизни сделал поклонение кошельку.

Когда радость исчезает? Когда появляются страх, паника, осуждение. Все это – формы зависимости от будущего. Поэтому только верующий человек может радоваться в моменты боли, неприятностей, несчастья. Если все от Бога, то любая ситуация работает на любовь, и значит, человек не может отказываться от внутренней радости. Она ведь связана с любовью.

Перед семинаром обычно начинается чистка и у меня, и у будущих слушателей. Причем эта чистка происходит не только у тех, кто собирается на семинар, но и у их детей и родственников. У неблагополучных детей очищение обычно стандартное – высокая температура, рвота, понос. Нужно переболеть грязь, которая выходит из глубин подсознания. У взрослых часто бывают неприятности, болезни, вплоть до мистических ситуаций. У меня перед семинаром часто бывает ощущение полной опустошенности. Бывает ощущение, что я умираю. Потому что настоящий семинар происходит за несколько дней до физического события и главные силы уходят на гармонизацию тонкого плана.

Очень опасно перед семинаром утратить чувство любви, позволить себе недовольство, осуждение или уныние. Как говорят мусульмане, Аллах велик и милосерден. Если все происходит по воле Творца и Творец нас, своих детей, любит и воспитывает, то не надо слишком много брать на себя и впадать в переживания, уныние и осуждение. Паника и страх неизбежно превращаются в депрессию. Осуждение других людей – в уныние и нежелание жить. Это логично: если не принимаешь Божественной воли и внутренне борешься с ней, то начинается саморазрушение.

А как же тогда русская пословица – «На Бога надейся, а сам не плошай»? Многие, пытаясь целиком положиться на Божественную волю, отказываются от своей. Ошибка такого мировоззрения в том, что человек противопоставляет себя Богу, считает Творца чем-то обособленным, недостижимым и совершенно с ним не связанным. В представлении такого человека Бог – это какая-то личность, которая им управляет. На самом деле, все мы – дети Божьи. Мы часть Творца и сутью своей едины с Ним. У клетки есть своя программа и своя воля, но одновременно они являются волей и программой самого организма. На тонких, главных планах часть и целое – едины. А на внешнем уровне воля клетки отличается от воли организма. Воля человека многослойна, в ней присутствует и Божественная воля. Главное – чтобы внешняя, поверхностная, эгоистическая тенденция, связанная с крохотной частью – телом, не затмевала вИдения истины. Чувство любви позволяет сохранять правильные пропорции и правильно направлять энергию.

Я играю в бильярд и чувствую, что мне жарко. Сбавляю мощность кондиционера, находящегося рядом. Вообще-то, можно простудиться. Разгоряченный человек по инерции продолжает сбрасывать много энергии. Переохлаждение после бани может привести к серьезным заболеваниям. Но я не обращаю внимания на холодный воздух, мне нравится игра.

На следующий день у меня начался кашель. Я понял, что простудился. А потом сложилась странная ситуация. Обычно простуда либо проходит, либо превращается в бронхит или воспаление легких. Мое состояние не улучшалось. Ощущение было, что это вялотекущее воспаление легких. Семинар я провел в болезненном состоянии, с приличным насморком. Обычно у меня уходит очень много психической энергии на подобных мероприятиях. Но после лекции или приема я обычно быстро восстанавливался. В этот раз восстановления не произошло. Была еще одна причина – я начал писать новую книгу. Обычно будущие читатели тут же входят со мной в контакт, и их подсознательное внимание усиливает мою зависимость от различных аспектов человеческого счастья. В данный момент резко усилилась зависимость от будущего. Я это видел, но ничего поделать не мог. Сначала думал, что это банальная простуда после бани. Но когда прошло десять, а потом пятнадцать дней, а мое состояние не изменилось, я понял, что причина другая.

Обычно происходило так: когда я видел усиление зависимости и вспоминал все моменты, когда я обижался, осуждал, сожалел в связи с этой темой, – сразу наступало улучшение. В этот раз не произошло ничего. Я десятки и сотни раз проходил моменты крушения будущего, принимал несправедливое отношение людей ко мне, сохранял любовь, когда рушились мои планы и надежды. Ничего не помогало. «Странно, – думал я, – ситуация напоминает мне 1991 год». Тогда у меня был диагноз «рак», и тогда я понял, что будущего у меня нет. Сейчас было похожее ощущение, почему-то я не мог снять зависимость от будущего. Прошло двадцать дней. Ситуация не менялась. Я не принимал лекарств, потому что знал, что они не помогут. А еще через пару дней мне позвонила женщина, которая помогала с изданием книги.

– Прошу прощения, что отвлекаю вас, – сказала она, – но у меня серьезные неприятности. Около трех недель назад у меня началось воспаление легких. Я обратилась к врачам, и мне назначили лечение. Странно, но лекарства совершенно не помогли. Я обратилась к другим специалистам. Диагноз тот же – воспаление легких, прописали новые лекарства – и опять никакого результата. Более того, мое состояние ухудшается. Хотя я и молюсь, и выполняю все предписания врачей.

Я хотел сказать ей, что ничего не понимаю, но что-то же надо было делать.

– Попробуйте снять обиды на себя и на близких в связи с будущим, – посоветовал я. – Началось что-то странное, я не могу объяснить, но зависимость от будущего почему-то резко усилилась. Может быть, началась интенсивная чистка потомков. Ведь мы же взялись за новую книгу. Могла всплыть какая-то серьезная проблема, которая раньше была не видна. Книга более масштабная, очищение более глубокое.

На следующий день мне позвонил мужчина, который также участвовал в создании книги. Он сказал, что около двух недель у него сильный бронхит, который все больше напоминает воспаление легких.

Ситуация приобретала все более странный характер. «На инфекцию это не похоже, – думал я. – Тем более, что с заболевшими я практически не общался. Если бы это была инфекция, в первую очередь, она должна была бы проявиться у близких. Какая-то странная, духовная инфекция. Причем ударила именно по тем, кто работает с книгой». И у всех нас я видел одно – усиление зависимости от будущего и медленная потеря его. Когда тают запасы будущего, особенно – связанного с потомками, могут страдать легкие. Итак, у нас, у всех троих, происходило непрерывное усиление зависимости от структур будущего. Раньше я это называл – поклонение идеалам, принципам, способностям. Соответственно, росла гордыня – и начинали выключаться легкие.

Первая версия моей болезни была следующая – банальная простуда. Вторая версия – огромные перегрузки, которые я много лет испытывал во время работы. Третья – это специфика моей работы. Моя постоянная концентрация на тонких, духовных планах была похожа на оккультизм – ведь я уходил на самые глубинные уровни духовности с желанием помочь людям выздороветь. Это желание, по сути дела, было корыстным. Только корысть была связана не со мной лично, а с другими. Если бы я не вышел на понятие любви к Богу, ради которой мы делаем все, то мои исследования ничем бы не отличались от оккультизма и магии. Кстати, и от современной психологии, которая все больше сращивается с этими направлениями. Чем корыстнее отношение человека к тонким планам, тем больше грязи он на себя берет.

Многие целители, а часто и психологи, выступающие в этом амплуа, имеют повышенный контакт с тонкими планами, то есть с будущим. Воздействуя на будущее, управляя им, они управляют тонкими энергиями человека. Через будущее они могут управлять настоящим и, таким образом, влиять на судьбу и здоровье человека. Но убранная болезнь не может исчезнуть, как и убранный грех, – они просто перейдут в другое место. Например, на детей того, кто выздоравливает, или на детей целителя. Чаще происходит и то и другое.

Этот механизм впервые описал Иисус Христос: если изгнать беса из души, то через некоторое время бес вернется и приведет с собой еще семерых. Грех должен сам уйти из души, которая начала меняться под воздействием любви. Христос говорил о самоочищении души, а его последователи этого не поняли.

Я вспоминал разговор с психологом и думал – в чем же я ошибаюсь? Если бы это была моя личная ошибка, мой грех, мое неправильное поведение, то заболеть должен был бы я один. Если заболели трое, значит, это связано не с прошлым, а с будущим. Чего-то я не понимаю. Что-то я должен изменить в своем мировоззрении. Что-то не в порядке с будущим, о котором я пишу книгу.

Я задумываюсь и начинаю все сначала: что такое человек в моих исследованиях? Это тело, душа и дух. В душе как-то связываются, соединяются тело и дух. Получается, что она является промежуточным звеном.

«Бог есть дух», – говорил Иисус Христос. Высшая степень развития человека – это дух, как считается в православии. Мне вспомнилась лекция одного из телевизионных пастырей. Показывались тысячные аудитории и десятки городов, где он проповедует.

– Человек – это тело, дух и душа, – говорил он. – Самое главное в человеке – это его дух. Через духовную жизнь человек приходит к Богу.

Но дух – это тонкие, невидимые планы. Дух – это будущее. Значит, погружаясь во все более тонкие слои будущего, мы, в конце концов, приходим к Богу. И значит, самое большое искушение – это духовность, желание будущее поставить выше любви к Богу. Тогда возникает гордыня. Самый первый грех, совершенный ангелом и превративший его в дьявола, – это желание высшую духовность поставить выше любви к Богу. И раньше, когда я молился и старался сохранить любовь к Богу при крушении будущего, у меня все получалось.

Я кашляю, и хрипы сбивают меня с мыслей. Похоже, в этот раз я все-таки проиграл, задача оказалась неразрешимой. Я вдруг отчетливо, ясно осознаю, что молитва мне не поможет. Жалко, что я не могу помочь тем, кто сейчас заболел вместе со мной. Жалко тех, кто поверил мне и читает мои книги. Если я не сумел решить проблему, значит, запущенный механизм сработает во всех читателях. Чувство паники тут же переходит в депрессию. «Хорошо как бы случайно разбиться на машине, – думаю я. – Тогда хотя бы не стыдно будет за то, что всех ввел в заблуждение, а сам не нашел дороги». Честно признаться, что всех обманул, духу не хватает. «Хотя… почему – “обманул” ?» – думаю я. Я никому ничего не обещал и никому не доказывал правоту своих взглядов. Я пытался познать мир и об этом писал в своих книгах. Поэтому казнить себя не стоит. В конце концов, есть Божественная воля во всем. И раз судьба подтолкнула, а где-то и заставила меня заниматься моим делом, значит, в этом был какой-то смысл.

Я тупо смотрю перед собой. Молитва не сработает, это я понял уже четко. Что делать? Медленно умирать. Я так не привык. Мой принцип – бороться до последней секунды, пытаться искать новые и новые пути. Пока отдаешь энергию, пока сохраняешь надежду, оптимизм и ищешь новые пути, – ты защищен. Энергия определяется твоей целью. Если смысл и главная цель – это единение с Творцом, то энергии можно получить любое количество и любые задачи можно решить. Как только говоришь себе: «Я этого никогда не смогу», – энергия останавливается, и ты начинаешь умирать. Кто отказывается от мечты, от надежды, от любви, от внутренней радости, – тот отказывается от жизненной силы. Тонкая энергия начинает стремительно падать – и человек иногда умирает, будучи совершенно здоровым. Если этот процесс идет медленнее, то смерти предшествует тяжелое заболевание. То, что сейчас ученые называют «падение иммунитета», на самом деле, есть истощение, падение жизненной энергии, приходящей через любовь и радость.

– Хорошо, – говорю я себе, – не будем паниковать, а попытаемся создать новую модель.

Теперь же произошло нечто странное. Я заболел, и никакие молитвы не помогают. Я физически чувствую, как тает мое будущее, и ничего не могу поделать. Я повторял собственные слова, но теперь уже обращаясь к самому себе: «Если ты заболел, то ты этого достоин». Болезнь – это не столько расплата за старое, сколько подготовка к новому. Нужно как-то измениться, а для этого нужно изменить восприятие мира – мировоззрение. Чего-то я не понимаю, и сигналом является моя болезнь. А раз заболели еще двое моих соратников, значит, ситуация крайне серьезная. Мне дают предупреждение, а я никак не могу понять, к чему это все.

Я болел уже около двадцати пяти дней. Ни самодиагностика, ни молитвы не помогали. «В конце концов, если Бог дает смерть, то это тоже имеет высший смысл, – думал я. – Главное – не паниковать и не впадать в депрессию, а то последняя энергия уйдет. А она нужна для последних попыток». Я перебирал десятки и сотни различных вариантов, но понять происходящего не мог.

У меня всегда было повышенное чувство опасности. Именно это подтолкнуло меня к диагностике. Я должен был видеть, как я лечу, и должен был знать, чтó мне за это будет. Именно тогда, около двадцати лет назад, занимаясь экстрасенсорикой, воздействуя на человека через различные магические техники – например, через сжигание его проблем, изображенных на рисунке, – я с удивлением увидел, как проблемы пациентов из их поля переползают ко мне. Тогда я понял, что лечить другого опасно, что я должен помогать человеку вылечиться самому. И если бы не ощущение смертельной опасности после проведенных приемов, может быть, мое развитие и познание не были бы такими стремительными.

А пациенты особенно сильно пробивали меня на перегрузках. Помню, как в одном городе я должен был принять десять человек. Вроде бы простой разговор, объяснение, где и когда человек отрекался от любви, почему и когда он заболел. Подошли еще трое или четверо человек, и организатор стал умолять меня принять их. Я махнул рукой и устроил консультацию. А через пару часов после приема у меня началось головокружение. Потом – сильные боли в животе. У меня открылось кишечное кровотечение. Болеет человек, у которого исчерпаны запасы будущего. Многие после приема менялись и восстанавливали свой запас. Ленивые, те, кто не хотели меняться, норовили высосать здоровье из меня, получить от меня порцию будущего. Они не знали, что это потом очень неважно скажется и на их, и на моем здоровье. И ведь сказалось.

Последние два года я практически прекратил прием. Но, вероятно, накопленные проблемы начали выходить в виде проблем по здоровью. Вспоминаю, как в Израиле, общался с другой ясновидящей.

– У меня болит печень, – сказал я ей.

Она отрицательно покачала головой:

– Нет, это почки, – и дала мне какие-то черные зернышки. – Почки ты вылечить уже не сможешь, но принимай их перед едой, и тебе станет легче.

Мой знакомый потом объяснил мне суть происходящего. Дело в том, что печень – это универсальный орган. Если почки работают плохо, то она начинает подстраховывать их, выполняя их функцию. Поэтому могут быть не в порядке почки, а болит при этом печень – от перегрузки. Организм ведь – единая система.

Раньше врачи считали, что повышенное давление – это проблемы с сердцем. А потом выяснилось, что причиной могут быть проблемы с сосудами или почками. Почки плохо работают, кровь не очищается, и человек может погибнуть. Тогда, для того чтобы улучшилось качество очистки, в почках сужаются те каналы, которые фильтруют кровь. И сердце, как насос, должно повысить давление, чтобы кровь текла с той же скоростью.

– Ты же в своих книгах пишешь, – сказал мой знакомый, – человек не может принять то, что произошло в прошлом, борется с ним подсознательно. У человека падает жизненная энергия. А если верить восточной медицине, то главная жизненная энергия находится в почках. Ну а дальше может подскакивать давление или из-за плохой фильтрации крови мочевая кислота может накапливаться в тканях и суставах, давая кучу проблем.

«Все-таки все сводится к будущему, – думал я. – Если верить Библии, есть два основных греха. Первый грех – это грех дьявола. Это поклонение духовным ценностям, способностям, то есть гордыня. Следующий грех – это ревность. Это грех Евы, то есть поклонение сексуальности, желаниям. В науке это называется “основные инстинкты”». Зависимость от инстинкта продолжения рода называется ревностью, сексуальностью. Зависимость от инстинкта самосохранения называется гордыней. Вроде бы все просто и понятно. Как только человек утрачивает единство с Богом, у него начинается поклонение тонким, духовным планам и главной ценностью для него становится не любовь, а управление, власть, статус, превосходство над другими, воля, способности. Последней ступенью человеческого, после которой можно шагнуть к Богу и ощутить единство с Ним, могут быть самые тонкие планы будущего. Все было стройно и логично. А сейчас: включаешь – не работает. Стена. Зависимость от будущего в какой-то момент стала непреодолимой. Все попытки по изменению ситуации оказались бесплодными.

Для меня многое стало понятным. Я вспомнил о проблемах со своим правым плечом, которые были не так давно. Сначала вспомнилась ситуация в поезде, на котором я ехал в Одессу. Перед этим я решил открыть на своем сайте курсы самодиагностики. Хотелось бесплатно дать всем информацию, какая болезнь с какими нарушениями связана. Через несколько минут размышлений на эту тему у меня появилась сильнейшая боль в правом плече. Я попытался понять, в чем дело: правое плечо связано с будущим, правое – «правота». Получается, что я был неправ относительно будущего. В моих мыслях, в моем мировоззрении крылась какая-то серьезная ошибка. «А может быть, нельзя обучать других самодиагностике?» – мелькнула мысль. И боль вдруг сразу же уменьшилась. «Пожалуй, я не буду открывать курсы по самодиагностике, – подумал я. – Есть в этом что-то неправильное». И боль тут же прошла.

А через некоторое время плечо заболело снова. Полгода сустав не работал, врачи помочь не могли. Ночью я дремал, поддерживая правую руку левой, иначе боль не позволяла спать. То, что у меня полгода болело правое плечо, – на самом деле, было подсказкой. Судьба намекала мне, что я двигаюсь в неправильном направлении. Обычно сустав, если не двигается, зарастает через три месяца. Я полгода не мог шевельнуть рукой. А потом вдруг в течение пятнадцати минут боль исчезла, и сустав стал двигаться свободно. Все это было похоже на мистику. Я догадывался тогда, что это связано с каким-то неправильным внутренним направлением. И вот только теперь понял, в чем дело. Весь мой метод заключался в логическом анализе, устанавливающем связь эмоций, поступков – с болезнями. Главная концентрация была на сознании, на духе, и это увеличивало гордыню, чувство превосходства не только у меня, но и у всех моих читателей. И хотя я говорил о любви к Богу, главной целью все-таки оставались разум, сознание, осмысление. Для меня это должно было закончиться трагически. Вероятно, для тех, кто мне поверил, – тоже. Потому у меня и болело плечо, сигнализируя о том, что у меня не в порядке будущее. Колени, пупок, ключицы связаны с детьми. Похоже, одновременно это был знак об опасности, причем смертельной, для моих детей.

Главное в познании Творца – это не мысль, а чувство. Люди должны научиться любить, жертвовать, жить сердцем, а не головой. В принципе, именно об этом и говорит христианство. Вот только стереотипы тормозят людей и тянут их назад. Поскольку уровень любви в христианстве очень высокий (я бы назвал это интенсивностью любви), то в таком мышлении возможно соединение противоположностей. А последователи Христа мыслили половинчато, линейно – они могли видеть только одну сторону процесса, забывая о второй. Именно поэтому, судя по всему, дух и был поставлен на первое место.

Верующие часто обвиняют меня в том, что я исхожу из Библии и при этом полностью ее перевираю. Но, на самом деле, я исхожу только из своих исследований, а Библию цитирую для того, чтобы люди поняли, чтó я хочу им сказать. Я полностью согласен с той информацией, которая изложена в Ветхом Завете, и только недавно понял колоссальную важность того, что говорил Иисус Христос. Но я не всегда согласен с мнением его последователей, иногда мои исследования требуют придерживаться другой точки зрения. Главное для меня – быть искренним и честно сообщать о тех выводах, которые я сделал, и о том понимании Священных книг, к которому я пришел. Все остальное не должно меня слишком заботить. Я стараюсь познать мир, я стараюсь стать счастливым, и я делюсь своим опытом.

С того времени, как я понял, что главное в человеке – это все-таки душа, многие необъяснимые события в моей жизни вдруг стали простыми и понятными. А почему именно душа является главным в человеке? Наверное, потому, что душа связана с чувствами. Наши чувства – это структурированная энергия. А энергия связана со временем. Ученые до сих пор не могут понять, что такое эмоция. Эмоция связана со временем. Она есть то, что находится между причиной и следствием. Чувство любви находится не в теле и сознании, оно живет только в душе. И если Бог есть любовь, то наша душа – Божественна и первична по отношению к сознанию и телу.

Любовь приходит во вселенную и разделяется на причину и следствие. Она превращается во время. Разница между причиной и следствием порождает энергию. Скрытые противоположности, находящиеся в душе, реализуются на внешнем уровне как явные противоположности. Это два потока времени – прошлое и будущее. Это мужское, духовное, и женское, материальное, начало. Скрытая энергия заставляет противоположности активно взаимодействовать и дает развитие. Если борьба противоположностей идет с уменьшением энергии, то они ослабевают и становятся внешне похожими друг на друга. Если их борьба сопровождается стремлением к единству, к любви, – тогда энергия повышается. И тогда их внешнее различие и борьба могут усиливаться вместе с познанием мира. В принципе, любые две противоположности стремятся, увеличиваясь в своем масштабе, охватить всю вселенную, но для этого чувство единства и любви должно сравняться по своей интенсивности с первым импульсом, который был при возникновении вселенной. Если перехода на новый уровень энергии, единства и любви не происходит, противоположности обречены на затухание.

На душе по-прежнему радостно. Я остался жив – правда, чудом. И главное, я понимаю, почему я мог погибнуть. У меня слабо работает душа. Сознание, мысли, мое будущее постоянно выходят вперед, обгоняя нравственность и любовь. Ну что ж, нужно научиться заботиться о своей душе. Нужно научиться быть счастливым по-настоящему.

Lazarev.ru

Похожие статьи:

Лазарев С.Н.О Сергее Николаевече Лазареве

Лазарев С.Н.Об эффекте Джанибекова

Лазарев С.Н.Архивы лекций Лазарева С.Н.

Лазарев С.Н.Что такое любовь?

Лазарев С.Н.Выступление в Москве 3 и 6 октября 2008г

Рейтинг: 0 Голосов: 0 8244 просмотра
Комментарии Сайта (11)
Комментарии Вконтакте

← Назад